Театр

«ARTиШОК» открыл юбилейный — 15-й — театральный сезон гастролями московского «Театра.doc». Алматинский зритель оценил необычный формат по-разному.

Спектакли «Театра.doc» и спектаклями назвать трудно — это либо полностью автобиографичные истории, либо собранные из реальных интервью сюжеты. Но и в чужих фабулах есть исполнительские детали. Смотреть на это все равно, что встретить на улице незнакомца с интересной биографией. А не интересных биографий, как известно, не бывает.

Алматинского зрителя решили удивить тремя постановками — не сказать, что эпатажными — но такими, о которых вы обязательно будете рассказывать друзьям. Взять, например, «24+». Любовный пятиугольник: муж, жена, любовник, бывшая подружка мужа, бывшая подружка любовника. Начав с собственных историй, к середине спектакля трое из пяти артистов снимают не то, что рубахи — трусы! — и ложатся на кровать под простынь, чтобы продолжить повествование. И это не обнажение ради обнаженки. Это действительно часть истории. Но вместе с оголением сюжет двигается из области драмы в категорию капустника. И за шуточками про скорость эякуляции катарсиса не случается.

Другая постановка прикидывается местной, потому как называется «Акын-оперой». Это баллада о мигрантах: легальные и нелегальные рабочие, приехавшие в Москву на заработки делятся сокровенным. Таджик, киргизка и каракалпак с разной степенью откровенности рассказывают о нерадивых работодателях и заботливых пассажирах метро. Мечтах о депортации и чистке канализационных труб. Испорченном мороженом и свадьбе по скайпу. Рассказывают так, как изначально научил режиссер, а потом включился собственный талант: и поражаешься, какое мастерство рассказчика демонстрирует разнорабочий Ильхам, как расставляет акценты, делает паузы, играет интонациями.

Надо сказать, что «Акын-оперу» играют разные составы артистов — с собственными, опять-таки, историями. Поэтому фактически в репертуаре «Театра.doc» две «Акын-оперы».

Но самое мощное, что показали московские гастролеры — спектакль «Лир-Клещ» с Мариной Клещевой, дважды сидевшей за грабежи. Двухчасовой монолог переполнен мини-историями, которые как кирпичики, складываются в общую картину удивительной жизни. Почему «Лир»? Потому что именно благодаря тюремной постановке Шекспира, Марина фактически и вышла на свободу.

Если описывать сюжет, то получится такой вполне себе шансон-альбом со всеми составляющими: тяжелым детством, интернатами, выпивкой, неудачным замужеством, тюрьмой, перестройкой, шальными 90-ми, барахольным рэкетом, опять тюрьмой и неожиданным, но очень логичным заслуженным финалом — победой на конкурсе «Калина красная» и работой в театре. Это такой рассказ о времени и событиях, которые мы, поколение социальных сетей, не застали в силу возраста, не знаем в силу собственного благополучия, не представляем, потому что не думаем — это же не наша жизнь, не наше прошлое. Только шансон — это про дурной вкус и китч, а здесь понятие «жизненно, брат» — про правду. Опять же, описывая все превратности и иронию судьбы, легко скатится в банальности. Но в голове одна мысль: 10 лет назад в жизни этой женщины соседствовали нары и комиссии об условно-досрочном, 20 лет назад она дралась с зоновскими «бригадирами» и влюблялась в молоденьких зечек, а сегодня работает на одной сцене вместе с Собчак и Сергеем Николаевичем из «Сноба», снимается у Кирилла Серебренникова в «Мученике» и ездит уже на совершенно другие гастроли. Алматы, кстати, стал первым гастрольным городом спектакля «Лир-Клещ».

Марина играет, местами лицедействует, шутит и матюгается, поет песни собственного сочинения и декламирует свои же стихи. Она обезоруживает обаянием, недюжинной харизмой. Мы по-быстрому сфотались на входе «ARTиШОКа» и совершенно случайно потом проболтали в фейсбуке до трех утра. Про казахские горы, шапки и национальные музыкальные инструменты. Обменялись номерами и обещаниями непременно увидеться вновь.

После спектакля Аля Мадьярова попросила дать комментарий, поделиться впечатлениями на камеру. И тут меня прорвало: про спектакль я почти ничего не сказал, а вот про зрителей — да.

«Ты женщина. Зачем же ты в шелках? Ведь цель одежды — только чтоб не зябнуть» — заходится в театральном экстазе Марина Клещева. Зрители срываются на аплодисменты. Девушка с пустыми глазами и алыми губами переводит взгляд с лакированных туфель на черную театральную стену — отворачивается — и нехотя делает вид, что тоже хлопает. Ее хватило больше чем на час, прежде чем покинуть зал, что было не просто, потому что ее место было самым ближайшим к сцене. Я всё смотрел и пытался понять, что ей было так омерзительно? Что было противно ее природе? Марина? Ее внешний вид? Или манера рассказа с матами и сленгом? Гитарные песни? Шекспир? У меня нет ответа. Но кривить рожу она стала минуте на четвертой после начала спектакля.

Таким же оказался ее то ли друг, то ли бойфренд — поди их разбери. Он, сидя рядом, театрально закатывал глаза, вздыхал, а потом типа незаметно поставил сумку себе на колени и типа незаметно, не вынимая рук из сумки, стал ковыряться в смартфоне. Потом ушел.

И вот я после спектакля — сентиментальный, восторженный, тронутый — выхожу к камере и задаюсь вопросом: это такое поколение дебилов? или отдельные индивиды? как они попали в «ARTиШОК» — случайно или постоянные зрители? Но главное — как еще возможно достучаться до этих, до ТАКИХ людей? Какими эмоциями, историями? Что может быть более настоящим и искренним? Это те же люди, что пишут о фильме «Список Шиндлера» — «Затянуто. Местами было невыносимо скучно». Дебила ты кусок, скучно ему, блять.

К счастью, подавляющее большинство зрителей «ARTиШОКа» не такие. И это все похоже на какое-то старперское мое брюзжание. Просто в театре мне в очередной раз понравилось.

  • Куляш Булатовна Алина

    никак, Андрей. они другие. и их большинство.

    • Andrey Syedin

      и имя им легион )

  • Кайрат Нурмугамбетов

    Там еще две барышни сидели. Через пол часа после начала они уснули. Просыпались. Потом снова засыпали. И так до конца. И это при том, что они сидели прям около Марины Клещевой.

    • Andrey Syedin

      Они были частью постановки 🙂

Предыдущая история
Безбожный троллинг
Следующая история
Әуежай давай!